КУЛЬТУРА ДОКОЛУМБОВОЙ АМЕРИКИ 2

КУЛЬТУРА ДОКОЛУМБОВОЙ АМЕРИКИ 2

В ацтекской культуре две идеи божества противостояли друг другу в результате конфронтации двух религиозных традиций: тольтекской традиции, уходящей глубоко в прошлое культур Мезоамерики, и ацтекской традиции, которая еще не утратила духа религиозной племенной ментальности воинственных кочевников. Друг другу противостояли две религиозные традиции с их мифологиями — Кецалькоатль и Хумцилопочтли. О первой традиции уже говорилось выше, культ же Хумцилопочтли требовал кровавых человеческих жертвоприношений, чаще всего приносили в жертву военнопленных, иногда рабов и даже собственных детей. Чтобы обеспечить богам достаточное число человеческих жертвоприношений, ацтеки вынуждены были часто вести войны. Обычно жертвенный обряд состоял в вырывании сердца, которое приносили в дар богам, однако, были и более жестокие и утонченные обряды, например, в честь бога Каипе-Тотека жрецы сдирали кожу с живого человека и носили ее в течение многих дней. О размерах этих обрядов жертвоприношений может свидетельствовать освящение в 1487 г. большого храма, во время которого было совершено ритуальное убийство 20 тысяч человек. Эти жертвы необходимы были, чтобы предоставить солнцу животворный напиток — кровь; от этого зависело движение солнца на небе, а следовательно и существование мира.

Таким образом, религиозные цели переплетались с устремлениями ацтекского государства, представляющего собой великолепно организованную имперскую машину. Во главе империи ацтеков в период его расцвета (половина XV в. — испанские завоевания) находился властитель, называемый в хрониках царем. В управлении империей ему помогал вельможа, носящий удивительно звучащий для нас титул Женщина-Змей, он выполнял функцию, по нашей терминологии, премьер-министра. Наряду с ним существовали верховный царский совет и своего рода специальные «департаменты», занимающиеся судебными, хозяйственными и военными делами. Управляли ими высокопоставленные сановники при помощи армии чиновников-администраторов. Иерархическую систему имела также и жреческая каста, состоящая из жрецов разных рангов и статусов. Во главе стояли два верховных жреца, равного положения и статуса, носящих одинаковый титул -тлатоани. Ими были жрец бога Хумцилопочтли и жрец бога Тлалока; эти боги имели свои равноправные храмы, поставленные на одной пирамиде-подставе и называемые вместе Величественным Храмом. В момент прибытия в Теночтитлан Кортеса тлатоани был император Великий Монтесума. В своей хронике Бернал Диас дель Кастильо описал этого императора и поведение вельмож при его дворе. Он обратил внимание на жесткий придворный этикет, подчеркивающий расстояние, которое отделяет императора от его подданных, опускающих глаза перед его величием. Этот этикет красноречиво свидетельствует о пути ацтеков от кочевого образа жизни до народа, усвоившего высокие формы утонченных культур других народов Мексиканской Долины.

 

Удивление конкистадоров, которые столкнулись с этим почти магическим миром ацтекской культуры, не имело границ. Бесконечное число пирамид, скульптур и фресок, богатство храмов, переполненных золотом, алмазами и редкими перьями, казалось им скорее сном, нежели явью. То, что мы сегодня называем просто искусством Древней Мексики, представляет собой средство, позволяющее народу познать древние идеалы и концепции культуры и прежде всего религии. Искусство заключило эти идеалы и концепции в пластические символы и выковало их в твердом камне и золоте навеки и для всех поколений.

Искусство доколумбовой Мезоамерики — «цветы и песни», его поэтические метафоры и символы позволяют человеку найти ответы на фундаментальные проблемы своего бытия, в коем все есть сон; все непрочно, подобно перьям птицы кецаль. Рожденные в сердце художника «цветы и песни» сопровождали человека всю жизнь, чей взор не отрывался от пирамид и храмов, покрытых фресками и обращенных к четырем сторонам света, покоился на статуях богов и символах, вырезанных на предметах повседневного быта, на украшениях и кольцах из золота и серебра, на бесчисленных предметах из керамики. Созданный художником мир искусства был вознесен на божественную высоту, придавая тем самым некий смысл человеческой жизни и смерти.

Немаловажное место в культуре ацтеков принадлежало календарю, выражающему ацтекское видение космоса. С ним были связаны понятия времени и пространства, присущие тогдашней эпохе, в нем нашли отражение представления о богах и сферах их деятельности, а также обязательные ритуалы. Согласно этому календарю (существовал и другой, солнечный, календарь, состоящий из 18 двадцатидневных месяцев и 5 дополнительных дней), год был равен 260 дням, он делился на 20 периодов по 13 дней каждый, обозначенных определенными знаками и числами. Правили ими те или иные боги либо богини. Число дней в ГОДУ делили также на 4 больших ансамбля, каждый из которых насчитывал 65 дней и был связан с одной из сторон света. Подобным образом были связаны со сторонами света боги и люди.

Эта концепция деления времени и пространства — чрезвычайно важный компонент религиозного мировоззрения ацтеков, воздейст-вующий как на жизнь отдельного человека, так и на судьбы всего сообщества. Новорожденному давали имя дня, когда он появился на свет, а этот день подчинялся определенному божеству, ибо входил в один из четырех 65-дневных ансамблей, который в свою очередь, был связан с определенной стороной света и правящим им божеством. Все эти обстоятельства определяли будущее нового человека, «программируя» именно такой, а не иной ход жизни. Такое видение мира зафиксировано на «календарном камне» ацтеков, чьи формы и символы свидетельствуют о грандиозной концепции вселенной, созданной древними народами Америки.

На более высоком уровне культуры находились инки, создавшие гигантскую империю в Южной Америке, которая также погибла под ударами испанских конкистадоров, искавших золотое Эльдорадо. Говоря о культуре «сыновей Солнца» (так называли себя правители инков), нельзя не начать с империи инков — крупнейшей империи индейцев со столицей Куско — «Римом» древней Америки. Во время ее расцвета на территории в 1 млн. кв. км проживало от 8 до 15— 16 млн. человек, ее протяженность с севера на юг составляла 5 тыс. км. Первичным, основным звеном общества империи были айлью — большая семья, род или же сельская община, члены которой считались родственниками. Все айлью Перу объединялись в две «половины», составлявшие провинцию государства инков. Несколько провинций включались в одну из четырех «четвертей империи» или «сторон света». Границы всех частей империи сходились в ее золотой столице — Куско. Отсюда брали начало четыре важнейшие военные магистрали империи, они вели в указанные четыре части государства.

Возникает вопрос: почему инки смогли создать четко отлаженную гигантскую машину империи, превзошли в этом другие индейские народы в Южной Америке? Дело в том, что успехи инков коренились в невероятном организационном таланте «сыновей Солнца», они явились результатом почти школярски педантичной последовательности в достижении участия каждого в общих делах. Человек стал колесиком механизма государственной активности, ни один подданный империи не был забыт правителями. Никто не должен был оставаться и не оставался в стороне. Всем необходимо было выполнять две основные задачи, предписываемые правителями империи каждому гражданину: работать на благо государства и нести военную службу.

За тем, чтобы простые граждане империи — эти почти бесправные колесики в столь совершенном механизме — честно выполняли свои обязанности перед государством, следил многочисленный контрольный аппарат правления инков. Четыре «четверти империи» управлялись губернаторами, которые, как правило, были прямыми родственниками правящего Инки. Вместе с несколькими другими сановниками они составляли государственный совет страны, который мог высказывать Инке свои предложения и идеи. Окончательные решения, однако, принимал сам Инка. Из семьи правящего Инки всегда назначался и Верховный жрец во главе жречества.

Один из Инков — Тупак Юпаки — сумел на практике осуществить доктрину, согласно которой весь мир, все народы должны были объединиться под мудрой властью инков. Именно поэтому он предпринял целый ряд грандиозных военных походов, в результате которых достиг возможного для индейцев Перу максимума. Мечи инков звенели теперь повсюду: в северной и южной части Южной Америки, в джунглях реки Мараньон и у берегов Тихого океана. Тупака Юпанки, пожалуй, можно сравнить лишь с одним-единственным полководцем Старого Света — Александром Македонским. В итоге многочисленных военных походов он воплотил в жизнь идею своего отца о мировом господстве, при нем завершается военная экспансия инков.

В южноамериканской империи инков исключительную роль играло золото. Оно выполняло в этой «золотой стране» самые различные функции, кроме одной — не было средством платежа. Инки прекрасно обходились без денег, ибо одним из основных принципов общества инков являлся принцип самообеспечения. Вся империя, включая айлью и провинции, представляла собой как бы единое натуральное хозяйство. Однако существовала и внешняя торговля, обеспечивавшая привилегированные слои общества различными предметами роскоши, недоступными или даже запретными для простого народа.

В империи инков уровни жизни народа и господствующего класса были весьма и весьма различны. Если жизненный уровень знати был весьма высоким, то уровень жизни простых инков — довольно низким. Рядовой^ лично свободный житель империи имел лишь прожиточный минимум: он ел два раза в день блюда из картофеля и кукурузы, иногда мясо морских свинок, столь же однообразной была и «мода» — короткие брюки и рубашка без рукавов у мужчин, длинные шерстяные платья, на ногах сандалии из шерсти лам — у женщин. Семьи индейцев жили в примитивных жилищах без окон и без какой-либо мебели.

В империи выделялось десять возрастных категорий граждан. У мужчин первые три класса охватывали детей до 9 лет; четвертая группа включала мальчиков от 9 до 12 лет. к пятой — относились юноши от 12 до 18 лет. Эти молодые люди главным образом охраняли скот. В шестой класс входили молодые мужчины от 18 до 25 лет, которые находились на военной службе и служили курьерами знаменитой почтовой службы империи. Основной и самой большой возрастной категорией была седьмая, состоящая из мужчин от 25 до 50 лет, именно они платили подати государству. В отличие от них аристократия и жречество империи налогов не платили. На представителях седьмой категории практически держалось все государство — они уплачивали подать в виде труда и изделий. Впрочем, мужчины работали и тогда, когда переходили в восьмую категорию, включавшую мужчин от 50 до 80 лет. Их труд был гораздо легче, они занимались воспитанием детей своего селения. Еще более пожилые мужчины принадлежали к возрастной категории «глухие старики», само название которой говорит об их занятиях. К последней, десятой категории, не имеющей точного возрастного ограничения, относились разного рода больные и немощные люди, которые все равно имели трудовые обязательства перед империей. Несколько иной классификация была у женщин, но принцип оставался тем же.

Как видим, при возрастной классификации граждан империи никто не был забыт. Согласно десятичной системе, любой, даже самый маленький, самый незначительный винтик государственного механизма, даже грудной младенец или старец, одной ногой стоящий в могиле, точно знали свое место. И если из одной возрастной категории в другую гражданин государства «сыновей Солнца» переходил постепенно, то от низкого жизненного уровня к уровню жизни высокому практически не мог перейти никто.

В империи делалось все, чтобы предупредить какие-либо проявления социального недовольства. Ни один ее гражданин не был обойден при получении того минимума, который обеспечивал ему элементарное существование. В мирное время взрослый здоровый человек сам заботился об удовлетворении своих жизненных потребностей. Однако заботы о старых и больных, вдовах и сиротах, о калеках и в особенности о ветеранах войны брало на себя государство. Причем делало это весьма последовательно, стараясь ни о ком не забыть. Тот, кто не мог работать, имел право получать все необходимое для жизни, т.е. основные продукты питания, одежду, обувь; из фондов империи, из разбросанных повсюду складов ремесленных изделий и амбаров — «закромов Родины». Уровень жизни почти у всех был одинаковым.

Простой человек был лишен права самому решать свою судьбу: она навязывалась ему «сверху» системой власти, разветвленным государственным аппаратом, давившим на гражданина огромным весом и, подобно чудовищному вампиру, высасывавшим из него все соки. По сути дела, даже личные вопросы человека: покинет он или нет свое селение, будет на основе повинности надрываться на шахтах или нет, прольет ли он кровь на тропе войны и, наконец, жениться ему или нет — за него решали, причем со всей полнотой власти, другие. Ему же, почти бесправному колесику безупречно отлаженного «десятичного» государственного механизма оставалось лишь одно: подчиняться, бесперебойно функционировать. Человек должен был выполнять то, что ему приказывали, и он действительно выполнял все указания безоговорочной

Общественный строй в империи инков защищался не только армией и религией, но и законами. Несмотря на то что законы инков не фиксировались на письме, в основе юстиции лежали точные и ясные принципы. К их числу можно отнести, например, принцип, согласно которому уголовное преступление, совершенное представителем элиты, квалифицировалось как более серьезный проступок, чем провинности простого человека. Существовал и такой принцип: если преступление было совершено не по инициативе правонарушителя, а по наущению другого лица, наказанию подлежал инициатор нарушения закона, а не сам преступник. Судьи выносили, как правило, суровые приговоры (смертная казнь, заключение в «камеры смерти», которые кишели ядовитыми змеями и хищниками, пытки, бичевание, изгнание и пр.), ибо любое правонарушение, даже совсем незначительное (за него полагалось публичное порица.ние), правителями государства, являвшимися единственными законодателями, расценивалось как посягательство на священные, неприкосновенные устои империи, как угроза ее внутреннему спокойствию. Законы инков были очень эффективны, правопорядок, который ввели «сыновья Солнца», в их стране соблюдался практически всеми.

Мощь правителей империи инков помимо армии и юстиции опиралась также и на религию. Религиозные воззрения, равно как и сама религия, разумеется, не были творением только инков. Поклонение Солнцу в Перу и все, что с его культом связано, уходит корнями в доинкскую историю. Инки же лишь приспособили религиозные представления предшественников к своим практическим целям. В соответствии с их религиозными воззрениями Солнце занимало главенствующее положение среди богов и управляло всем надземным миром, а поэтому «сыновья Солнца», т.е. владыки Куско, естественно, были призваны управлять ходом жизни на земле. Из этого логически следовало, что порядок, установленный «сыновьями священного Солнца», являлся священным, хотя бы уже потому, что он освещен божественным происхождением правителей страны четырех сторон света.

Гелиоцентрическая религия инков, в которой в ранг главного бога был возведен Инти, бог Солнца, «исповедовалась» официально, была государственной идеологией империи. Она явилась действенным средством подчинения, духовной конкисты по отношению к другим южно-американским народам, которых инки считали варварами, поскольку они не поклонялись Солнцу. Нс- случайно национальный храм в Кори-канге был посвящен богу Инти, его главная святыня была украшена золотым диском. Этот диск обращен к востоку таким образом, чтобы его касались первые лучи восходящего Солнца.

В святилище Кориканга вблизи от образа бога Солнца, а также овальных изображений других богов на тронах, сделанных из чистого золота, восседали мумии умерших Инков. Здесь же находился и трон царствующего в тот момент Инки, он. сидел на нем во время праздников, посвященных Инти. Среди всех достопримечательностей Куско совершенно исключительное место занимал Кориканга. Именно к нему примыкал знаменитый золотой сад инков, бывший в стране четырех сторон света настоящим чудом из чудес.

Сад, о котором мы говорим, по праву назывался золотым, так как все, что в нем росло, цвело, все, что его «населяло», было сделано из чистого золота, являвшегося для инков символом небесного Отца, символом великого Солнца. Все, что жители империи Солнца наблюдали вокруг себя, было воспроизведено в этом саду из золота: клочки перуанских полей, маис, несозревшие початки которого были сплетены из серебряной проволоки, стада лам с их детенышами, далее две дюжины индейских пастухов; а также статные индейские девушки, срывавшие, так же как некогда Ева в раю, золотые плоды с золотых яблонь. Здесь же находились сделанные из золота другие деревья и кустарники, на ветках которых сидели золотые птицы Перу. По земле ползали золотые змеи со вставными глазами из темных драгоценных камней, на которых сидели золотые бабочки или же сновали золотые жуки. Золотой сад в Куско был самым фантастическим произведением, какое когда-либо создавалось человеческой культурой. Это уникальное творение инков вызывает восторг не только неслыханной стоимостью обработанного золота, но и, что гораздо важнее — выдающимся художественным мастерством своих творцов.

Золотое богатство Куско достигает своего апогея во время правления Уайна Капака (нач. XVI в.). Этот Инка облицовывает золотом не только стены своих собственных дворцов и стены храмов небесного отца — позолота наносится буквально на весь город. Отныне двери зданий в Куско обрамляются золотыми рамами, мало того, их также украшают яшмой или же цветным мрамором. Столичный дворец Уайна Капака теперь заполняют сделанные из золота змеи, черепахи и ящерицы, точно такие же, какие находятся в золотом саду около Кори-ка.нги. На стены сказочного жилища Инки вспархивают великолепные золотые бабочки.

Во время торжественных церемоний 50 тыс. воинов Уайна Капака вооружаются оружием, сделанным из чистого золота. Для собственной персоны и опять-таки для Солнца этот владыка приказал соорудить из золота нечто вроде небесного трона, покрытого накидками из перьев попугая, на котором восседало золотое изображение Солнца. По приказу Инки трон этот был поставлен в центре столицы, на главной площади, перед его дворцом-резиденцией.

Все бесценные произведения золотого искусства в городе Куско были разграблены конкистадорами из экспедиции Писарро. Для того, чтобы разделить награбленную в Куско добычу, бесчисленные великолепные произведения искусства инков, за небольшим исключением, были переплавлены. Тем не менее все добытое испанцами бесконечно большое золотое и серебряное море оказалось лишь частицей истинного богатства Куско, остальное исчезло в тайниках и до сих пор не обнаружено.

Элементы культуры доколумбовой Америки органически вплелись в искусство стран Латинской Америки, их используют архитекторы и скульпторы, художники и писатели, поэты и композиторы. В их творчестве, которое представляет собой сплав индейских и европейских культурных традиций, чувствуется колорит различных культур доколумбовой Америки. Достаточно упомянуть произведения кубинца Алехо Карпентьера, перуанца Варгаса Льоса, колумбийца Габриэля Гарсиа Маркеса, венесуэльца Мигеля Отеро Сильва и др., в творчестве которых ярко проявляются животворные элементы космоса доколум-бовых культур, этический и эстетический максимализм, полифоническое восприятие мира, высокая пафосность искусства, умеющего не только страдать, но и смеяться, что весьма ценно в XX в.