КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО РИМА

КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО РИМА

Самобытность древнеримской культуры. От гражданина к подданному. От религии обшения к мировой религии. Римское право. Место науки в системе мировоззрения. Римское искусство. Художественное конструирование и внутренняя форма римской культуры. Характер культуры и консервативная мораль. Наследие древнеримской культуры.

До сих пор широко распространено представление о том, что древне-римская культура не является самобытной, ибо римляне пытались подражать недосягаемым образцам классической греческой культуры, все перенимая и практически не создавая ничего своего. Однако новейшие исследования показывают самобытный характер культуры Древнего Рима, ведь она представляет собой определенное единство, возникшее в результате сочетания оригинального с заимствованными культурными инновациями. Не следует забывать того существенного момента, что древнеримская и древнегреческая культуры формировались и развивались на базе античной гражданской общины. Весь ее строй предопределял шкалу основных ценностей, которыми так или иначе руководствовались все сограждане. К таким ценностям принадлежали: идея значимости и изначального единства гражданской общины при неразрывной связи блага индивида с благом всего коллектива; идея верховной власти народа; идея теснейшей связи гражданской общины с богами и героями, которые заботятся о ее благе. Такое восприятие божества и в Греции, и в Риме открывало простор свободному поиску в области философии, науки, искусства и самой религии, не связанному догмами и канонами. Имеет значение и отсутствие жреческой касты. Необходимо отметить и то, что политическая жизнь как греческих полисов, так и

Рима, борьба лидеров различных направлений, стремившихся заручиться поддержкой народного собрания, открытые судебные процессы, игравшие немалую роль в политике и привлекавшие массу слушателей, стимулировали развитие ораторского искусства, умения убеждать, способствовали отточенности логической аргументации, определяли методы философии и науки. Сходство многих черт базиса создавало благоприятные условия для взаимовлияния культур, и прежде всего, для воздействия греческой культуры на римскую.

 

Но сходство отнюдь не означает тождества — Рим во многом отличался от греческого, в первую очередь афинского, полиса. С самого начала своего существования Рим вел постоянные войны со своими соседями, что в значительной мере определило и его организацию, весь строй жизни и историю. Если греки создавали мифы о богах и полубогах, то для римлян в центре их мифологии был сам Рим, его героический победоносный народ, те, кто боролся и погиб за его величие. Боги, по убеждению римлян, лишь помогали им победить, выказывая тем самым свое особое расположение к римскому народу. Железная воинская дисциплина требовала воинских добродетелей — мужества, верности, стойкости, суровой непреклонности, гордого достоинства. Такие добродетели требовались не только для войны, но и для мирной жизни, для исполнения долга хорошего гражданина. Свои особенности были и в отношениях патрициев и плебеев — первостепенное значение приобрела борьба за различные законы, вырывавшиеся плебеями у их противников, что обусловило особую роль права в жизни общества. Обе стороны использовали в своих интересах религию, первоначально очень близкую к праву. Тесная связь религии с правом, с политической борьбой, с одной стороны, повышала ее значение в жизни общества, с другой — способствовала ее формализации, детализации различных способов общения с богами, узнавания их воли. Это исключало полет фантазии и собственную инициативу в религиозной сфере, не ставшей источником поэтического творчества. Упомянутые различия во многом определили путь освоения римлянами греческой культуры.

Не удивительно, что здесь мы сталкиваемся с интересным феноменом — если греческое искусство и литература благополучно были «пересажены» на римскую почву, то греческая математика и логика на ней не прижились. Логика перестала быть моментом научного поиска, логические знания античности как бы «засыхали» в силу интеллектуального уровня «потребителей» римской культуры, их практичности и трезвости. В результате произошло обеднение развитых логических традиций, для ранних латинских переводов характерны поверхностность и путаница в терминологии. Все это объясняется спецификой римской культуры: сила, а не утонченность, мощь, а не быстрота, массивность, а не красота, утилитарность, а не гармония в обыденной жизни, факт, а не воображение доминируют в искусстве; беспощадно реалистичный портят в живописи, величественная скульптура характерны для нее. «Сила, облеченная в величие», — вот римский идеал, который блокировал развитие логики и математики. Ясно, что постепенно формировавшаяся греко-римская, античная культура по мере увеличения римской державы, превратившейся в Римскую империю, не только распространилась в римских провинциях, но и сама вобрала в себя достижения культур этрусков, западных и восточных народов. Однако, впитывая инокультурные ценности и образцы, римская культура эволюционирует в своей социальной логике, сохраняя на разных этапах эволюции свою целостность и заимствуя лишь то, что этой целостности не противоречит.

На протяжении нескольких веков Древний Рим совершил эволюцию от полиса к империи, а римлянин — от гражданина к подданному с его сильным чувством порядка. Для гражданина характерны были непосредственные связи в системе община — гражданин, т.е. связи соучастия. Весьма большое значение имело то обстоятельство, что в Риме имело место равенство граждан в смысле юридической ответственности перед законом, но не было равенства в политической и социальной сфере. Определяющую роль здесь играл ценз — размер имущества и происхождение, что и Определяло место гражданина в социальной иерархии, его права и обязанности. Так, народное собрание было высшим избирательным и законодательным органом, но простые люди не могли рассчитывать занять высокие должности, это было доступно только лицам с высоким цензом. Римский гражданин ориентировался на следующую систему ценностей: мужество, храбрость, выносливость, трудолюбие, суровое достоинство, непреклонная честность, справедливость, свобода. Характерной и специфически римской была неразрывная связь свободы и экономической независимости: «жалованье делает человека рабом». Человек экономически зависимый не смел высказывать мнение, не угодное тому, кому он был чем-то обязан.

Представляет интерес римский идеал республики, к которому был близок Рим в эпоху от окончательной победы плебса до середины 1 в. до н.э. Наиболее полную, хотя и приукрашенную, его характеристику дал историк Полибий. Он подчеркивает совершенство политического строя Рима, его «смешанное устройство», соединяющее элементы монархии (власть консулов), аристократии (авторитет сената) и демократии (право народного собрания принимать законы, решать вопросы войны и мира, выбирать магистраты, карать или даровать почести в награду за доблесть). Взаимный контроль всех этих институтов, согласованность их действий, их зависимость друг от друга придают всему строю исключительную прочность и способность завоевывать другие народы и ими править. В итоге возникла мировая Римская империя.

Эта мировая держава впитала в себя многие культурные и технические достижения покоренных народов, ассимилировала, сохранила их и придала им статус универсальности. Хотя Рим требовал от индивида в духе древних традиций абсолютной социальной дисциплины, он не старался уничтожить индивидуальную оригинальность, а наоборот, стимулировал и одобрял любую инициативу в интересах империи. Все подданные империи зависели только от императора, ставшего верховным собственником земли, источником права и верховной апелляционной инстанцией, и заменившем в этом смысле римский народ. Благодаря службе в армии и бюрократическом аппарате имелись некоторые возможности продвижения по социальной лестнице, но они ограничивались сохранением сословного принципа и во многом зависели не только и не столько от реальных заслуг и способностей, сколько от покровительства императора и влиятельных людей, т.е. от умения льстить, интриговать, приспосабливаться. Таким образом, в отличие от гражданина для подданного определяющими стали связи в системе империя — подданный, т.е. связи подчинения. Этот переход от гражданина к подданному обусловил и соответствующую эволюцию системы ценностей, в которой произошло своеобразное смешение исконно римских ценностей с новыми ценностями, ориентированными на психологию подданного.

Вместе с социальной историей Древнего Рима происходила эволюция его религии от древнейшей общинной религии, в которой не было антропоморфных богов (их представляли в виде неопределенных сил), до христианства. Все исследователи римской религии отмечают, что введение культа Капитолийской троицы (Юпитера, Марса и Квирина, уже обладавших индивидуальностью и присущими им функциями) и сооружение Капитолийского храма были обусловлены консолидацией Рима как города и политикой царей этрусской династии, так же как сооружение храма Дианы на Авентине и Юпитера Латиариса было продиктовано переходом к Риму гегемонии в Латинском союзе; что триада Либора, Либоры и Цереры была плебейской, а культ Диоскуров всадническим; что в эпоху Республики и при Империи, несмотря на реформы Августа и императорский культ, римская религия чем далее, тем более перестает действовать на умы и души людей, и они в поисках новых форм общения с божеством, бессмертия души обращаются к восточным культам, мистериям, откровениям, астрологии, магии, к философии, сблизившейся с религией; что императоры, стараясь воздействовать на своих подданных, стремились сделать свою власть теократической. Таким образом, имеется зависимость между развитием социальных структур Древнего Рима и изменениями в религиозной сфере, статус которой был весьма высоким. Повышению социального статуса религии способствовали и поиски средств обретения духовной свободы, которые вели древнеримские философы, противопоставляя тело душе, материю — духу, мир — богу.

Существенно то, что с частичным разложением сельских общин и постепенным растворением городских гражданских общин в империи, с установлением обязательного императорского культа и углублением социального неравенства различные общественные слои в поисках ответов на стоявшие перед ними вопросы различными путями приходят к поискам единого, верховного, общего для всего человечества бога. И этот бог, а не санкция какого-либо более или менее узкого коллектива становится источником моральных норм, гарантом правильной и, значит, счастливой жизни на земле и блаженства за гробом. Это не было еще монотеизмом, так как между верховным богом и человеком выстраивалась целая иерархия посредников, отождествлявшихся с традиционными богами. Не отрицались последние и теми, кто чтил более близких к человеку богов (Сильвана, Геракла, Диониса). Не было в этих религиях какой-нибудь обязательной догмы и соответственно понятия ереси. Но все же они подготовили победу мировой религии — христианства, наиболее полно ответившего на запросы различных общественных слоев того времени.

Велико в древнеримской культуре значение права, изучение, комментирование и разработка которого считалась делом, достойным всяческого уважения. Хорошее юридическое образование, получаемое в специальных школах, могло открыть путь в высшие сословия людям, по происхождению к ним не принадлежавшим; наиболее известным примером может служить Цицерон. В течение многих столетий римские юристы разрабатывали и совершенствовали право, приспосабливая его к реальным потребностям жизни; римское-право стало образцом для последующих законотворцев, легло в основу Кодекса Наполеона и ряда других нормативных документов Нового и Новейшего времени.

О древнейшем римском праве практически нам ничего не известно. От «царских законов» до нас дошли лишь скудные отрывки, трактующие сакральное право. Основой всего дальнейшего развития права признавались Законы XII таблиц, составленных в 451—450 гг. до н.э. Уважение римлян к этим законам отчасти обусловливалось их общим консерватизмом, культом «нравов предков», отчасти тем обстоятельством, что некие основы римской гражданской общины, на базе которых они сложились, при всех модификациях продолжали жить до полного разложения античного мира и его культуры. Законы XII таблиц содержали и ряд элементов обычного права, присущих другим стадиально близким народам.

Вместе с тем Законы XII таблиц уже отличались рядом специфических для римской гражданской общины черт, сохранявших свое значение на всех стадиях эволюции римского права. Прежде всего это положения, касающиеся аграрных отношений, согласно которым гражданская община продолжала оставаться верховным собственником земли и контролировала распоряжение ею. Показательно также право приобретения земли в результате двухлетнего пользования ею; оно продолжало действовать на всем протяжении римской истории. Владеть землей на территории Рима мог только римский гражданин, отсюда и формула «мое по квиритскому праву», и неразрывная связь гражданства и землевладения.

Забота общины о хорошей обработке земли сказывалась и на особом строе римской фамилии, по словам самих римлян, не имевшей аналогии ни у каких других народов. Ее особенность, как известно, состояла в исключительном праве отца на все принадлежавшие фамилии ресурсы: недвижимое и движимое имущество и находящихся под его властью людей — жену, сыновей с их женами и детьми, рабов. Он произвольно мог распоряжаться их рабочей силой, мог их сдать в наем, продать, покарать вплоть до предания смерти, хотя обычай требовал в таких случаях семейного суда. Обычно полагают, что такая власть отца над всеми ресурсами фамилии обеспечивала наиболее эффективную обработку земли в трудных для земледелия условиях Древнего Рима.

Ряд положений Законов XII таблиц касается прав римских граждан. В первую очередь это статья, согласно которой последнее постановление народа является обязательным законом; затем закон, запрещавший казнить римского гражданина без санкций высшей законодательной и судебной инстанции. Сюда же относится запрещение наделять какими-либо привилегиями отдельных лиц. Таким образом, утверждалось равенство граждан перед законом и исключалась столь распространенная в других ранних обществах возможность предоставлять не принадлежавшему к числу избранных магистров лицу управление какой-либо территорией, сбор налогов с населения и т.п. Контроль над всей территорией Рима и его населением принадлежал только коллективу граждан. Возможно, с этим связан и закон, каравший смертной казнью за сочинение и опубликование позорившей кого-либо песни.

По Законам XII таблиц карались смертной казнью и другие преступления: ночная кража чужого урожая, за что виновный распинался на дереве и обрекался Церере, поджог здания или сжатого и лежащего возле дома зерна, за что виновный заковывался, избивался и сжигался. Сюда же относится дозволение безнаказанно убить вора, пойманного ночью на месте преступления, а днем — вора, защищавшегося оружием. С Тарпейской скалы сбрасывали лжесвидетелей; казни предавался судья или арбитр, уличенный в подкупе, человек, поднявший против Рима врагов или предавший врагам гражданина. По свидетельству Августина, Законы XII таблиц предусматривали, кроме казни и штрафов, также оковы, порку, талион\ бесчестие, изгнание и рабство.