КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ЕГИПТА 2

КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ЕГИПТА 2

На достаточно высоком уровне для того времени находилась геометрия. С высокой степенью точности построены пирамиды, дворцы и скульптурные монументы. В «Московском математическом папирусе» имеются решения трудных задач на вычисление объема усеченной пирамиды и полушария. Объем цилиндра исчисляли, умножая площадь его основания на высоту. Эта операция, связанная с цилиндрической формой меры для зерна, использовалась для учета зерна в государственных хранилищах. Древние египтяне также обладали некоторыми элементарными знаниями в области алгебры — умели решать уравнения с одним и двумя неизвестными.

Древнеегипетская культура обусловила специфическую форму существования науки, которая является особым видом ориентировочной деятельности человека для установления места его и человечества во вселенной. Эта специфика связана с тем, что интеллектуальная элита жрецов облекала специализированное знание в одежды мистики и религии, чтобы сохранить свое господство.

Прежде всего, жрецы весьма эффективно использовали накопленные в течение весьма длительного времени систематические наблюдения небесных явлений. Так, в процессе астрономических наблюдений жрецы открыли циклически повторяющиеся затмения Солнца. Способность предвидеть затмения Солнца с весьма большой точностью использовалась ими для управления обществом. Люди верили, что жрецы в предсказанные дни и часы способны погасить и снова зажечь солнце. Аналогично, предсказанные наступления дождей, разливов Нила и других явлений природы толковались как свидетельство могущества жрецов, их власти над солнцем, луной, звездами и другими элементами природы, возникающей из контакта с соответствующими богами. Посвященные же знали, что источником власти в действительности являются систематически проводимые наблюдения и тщательно оберегаемые записи на эзотерическом языке. Помимо астрономического знания жрецы накапливали также знания в области математики, химии, фармакологии, медицины, психологии и др. Они использовали гипноз, ясновидение и др., чтобы вызвать страх, возбудить надежду и принудить общество к подчинению. Жрецы применяли специализированные знания для усиления своей власти, убеждали людей, что они являются посредниками между людьми и богами, что подношением даров богам при помощи жрецов можно получить благосклонность богов.

 

Вместе с тем следует отметить тот важный момент, что различные отрасли специализированного знания, те же медицинские знания, основываются на рациональных принципах и эмпирических критериях. Уже в эпоху Древнего царства можно зафиксировать значительное стремление к рациональному познанию, что привело к возникновению того, что на современном языке можно назвать философией наблюдения и научной медициной. Чтобы понять эту философию и эту медицину, необходимо рассматривать их на фоне теологии, которая занималась не только религиозной символикой и ритуалом, но также самой природой божества и которая возникла из наблюдения смерти человека. К этому нужно добавить и то, что в Древнем Египте возникло и такое течение мысли, которое акад. В.В. Струве назвал антропоцентризмом. В «Поучении гераклеопольского фараона» (Ахтоя III, XXII— XXI вв. до н.э.) говорится, что весь мир, включая растения и животных, создан богом ради людей.

1  Как же возможно было при таком понимании объяснить существование хищников, вредных грызунов и т.д.? Эхнатон в своем гимне .(через 6 веков после Ахтоя III) решает этот вопрос очень просто. Змеи, 1дьвы боятся доброго бога, и только под покровом ночи, когда солнце удаляется, они выходят из своих нор и начинают свирепствовать. Все это происходит вопреки воле доброго бога, в его отсутствие. Вспомним, что и в зороастрийской системе вся враждебная человеку дикая фауна «оказывается под покровительством Аримана. Эти взгляды подрывали, ..конечно, веру во всемогущество бога-промыслителя и облегчали возникновение начал научного мировоззрения. : Древний Египет был классическим теократическим государством с плановым земледельческим хозяйством, с развитыми агрономией и медициной, искусством и ремеслом (вазы ремесленников и драгоценности ювелиров Древнего Египта могли получить высшие призы на <лю6ой из нынешних всемирных выставок). Развитие централизованной бюрократической машины управления, сосредоточение власти и концентрация специализируемого знания в руках касты жрецов тесно рвязано с переходом от охоты и собирательства к земледелию, которое в 400-600 раз продуктивнее охоты. Занятие земледелием требовало предвидения различных явлений природы. Например, земледелие в древнем Египте было тесно связано с разливами Нила, способность их ^Предвидеть влияла на результаты труда египетского земледельца. ^редвидеть разливы и отливы Нила могли только жрецы и этого рода Знание являлось основой их власти над обществом. ^ Уже в раннем периоде Древнего Египта (Древнее царство) сформи-дювалась и использовалась письменность, что было обусловлено государственным делопроизводством и наличием крупных хозяйств. Развитие письменности диктовалось также потребностью фиксировать разливы Нила, так как организация оросительного дела давала возможность получения прибавочного продукта. Письменность нужна была ^ля учета и контроля произведенного продукта, для распределения этого продукта, поэтому видное место занимает фигура писца. М. Ко-ростовцев подчеркивает, что «многие египетские чиновники того времени (Древнего царства. — Б.Л.).были людьми грамотными». Другими словами многие писцы отнюдь не занимали скромного положения в древнеегипетском обществе, а часто были важными сановниками. Иерархическая и бюрократическая машина государственной власти Египта Древнего царства обусловила обширную переписку и сложную систему отчетности. В этом нуждались и крупные хозяйства сановников. О социальной значимости фигуры писца весьма определенно говорится в папирусе Анастаси II: «Будь писцом. Освобожден он от всяких [физических] повинностей, он защищен от работы всякой. Избавлен он от мотыги и кирки. Ты не будешь таскать корзин. Отдалит это тебя от гребли веслом и избавит тебя от [сечения] прутьями, не будешь ты находиться под [началом] многих господ, под [властью] многочисленных начальников. Это он руководит работой всякой в стране этой». Готовились писцы в школах при храмах. Профессия писца была самой привилегированной и исключительной в древнеегипетском обществе. Писец — это мудрец Древнего Египта. Писцы составляли интеллектуальную элиту древнеегипетского общества, управляющую сложной административной и экономической деятельностью страны.

В Древнем Египте существовал такой специфический институт, как «Дом Жизни», основанный, очевидно, в эпоху первых династий. Он находился возле дворца фараона, имел отделения в каждом значимом храме и выполнял следующие функции.

Во-первых, именно там обрабатывали и редактировали теологические трактаты и все произведения, в большей или меньшей степени касающиеся проблем философии и теории власти. Теология считалась матерью всех знаний и искусств. Одна из задач слушателей «Дома Жизни» — создание гимнов и священных песен, отражающих определенные философские концепции. Там создавалась и дидактическая литература, особенно бурно развивавшаяся в Древнем Египте.

Во-вторых, там систематизировались, хранились и делались доступными так называемые «магические» книги, в содержание которых входили и сведения из медицины, содержащие наряду с магическими заклинаниями и высоко рациональные и экспериментально подтвержденные средства лечения, а также теологические концепции древнеегипетских мыслителей.

В-третьих, в нем вырабатывались директивы для деятельности художников, скульпторов и архитекторов. Возводя храм, архитекторы обязаны были сделать его символическим представлением мира, который был извлечен из хаоса и управляем богом. Художники и скульпторы создавали статуи богов и людей в соответствии с культовыми канонами. В соответствующих священных текстах записаны данные богом Тотем принципы художественного творчества. В-четвертых, там занимались также астрономией и математикой, необходимыми для постижения мира, и времяисчислением, чтобы вычислить тщательно пропорции, без которых невозможно возведение памятников, зданий и пирамид.

Высокого уровня в Древнем Египте достигли различные виды искусства, для них характерен необычайный расцвет. Раннее изобретение письменности способствовало развитию высокохудожественной словесности во всех ее основных литературных жанрах. До нас дошли древние мифы, сказки, повести, басни, дидактические произведения, философские диалоги, гимны, молитвы, плачи, эпитафии, любовная лирика. С древности, прежде всего в связи с культовыми действиями и церемониями, развивались музыка, изобразительное искусство, скульптура и архитектура. Фараоны и высшие сановники окружали себя скульпторами, архитекторами, певцами, танцовщицами, музыкантами. В более поздний период развивается религиозная драма и появляется светский театр. Есть основания предполагать, что в Древнем Египте существовали даже труппы бродячих актеров. Высокого художественного уровня достигли древнеегипетская живопись, скульптура и монументальная архитектура. До сих пор поражают зрителя мастерством статуя писца Каи, скульптурные портреты царицы Хатшепсут, фараона Эхнатона и удивительный своей одухотворенной красотой образ Нефертити, великолепные аллеи сфинксов и колоссальные храмы в Луксоре, Карнаке и других местах. Неудивительно, что столь высокий уровень искусства и его почетное место в древнеегипетском обществе привели к появлению первых эстетических суждений, зафиксированных в письменных источниках. У древних египтян, видимо, впервые в истории культуры мы находим уже высоко развитое чувство красоты, прекрасного. Искусство как искание и выявление одного только идеально-прекрасного было неизвестно в Древнем Египте. Древний египтянин любил красоту в природе, он хотел быть окруженным такой красотой у себя дома и за его стенами. Вот почему предметы обихода в домах богатых людей всюду обнаруживают бессознательную красоту линий и тонкое соблюдение пропорций. Красота в природе и внешней жизни, запечатленная в украшениях, индивидуализировала до известной степени даже самые обыденные вещи. Древние египтяне стремились придать красоту всем предметам, но эти предметы, от первого до последнего, служили какой-нибудь полезной цели; они не были расположены делать прекрасную вещь исключительно ради ее красоты. Так, в скульптуре преобладало практическое начало — великолепные статуи Древнего царства были сделаны не для украшения рыночной площади, а для того, чтобы быть замурованными в гробницах, где они ^огли быть полезны для умершего в загробной жизни. Этой же цели служила и настенная живопись в гробницах, и пирамиды. Древний Египет является, по всей видимости, родиной световой религии и эстетики света. Обожествленный солнечный свет (бог солнца Ра, Амон-Ра, Атон) постоянно почитался высшим благом и высшей красотой у древних египтян. Свет и красота с древнейших времен отождествлялись в египетской культуре. В гимне, посвященном Ра, божественный свет стоит в тесной связи с красотой:

Все спящие поклоняются твоей красоте, Когда твой свет озаряет их лица. Приходишь ты, и вновь покрывает их тьма, И каждый вновь ложится в свой гроб.

Свет и красота выступают здесь «жизнедателями», началом и основой жизни, которую египтяне в своих мифах производили от солнца, они являются благом, пределом мечтаний древних египтян.

Прекрасное в древнеегипетской эстетике, как и во многих культурах древности и средневековья, теснейшим образом связано с благом, добром. В тексте на саркофаге XXII в. до н.э. Исида восклицает: «Я — Исида, более благая, чем все боги, и более прекрасная (чем все боги)». Часто эти термины взаимозаменяются. За красотой богов, воспеваемой в египетской мифологии, ясно ощущается любовь древних египтян к красоте материального мира, любовь к жизни. Они любовались красотой человеческого тела, лица, стремясь запечатлеть ее в своем искусстве. Физическая красота человека тесно связывалась с наслаждением; древние египтяне не были аскетами и ригористами, не удивительно поэтому, что гедонистический аспект занимал существенное место в их эстетике. «Прекрасноликий» и «сладостноликий» — синонимы в древнеегипетской мифологии и лирике. Следует иметь в виду, что, тесно связав красоту человеческого тела с эротическим наслаждением и любовью, древние египтяне при помощи мифологии и изобразительного искусства опоэтизировали и одухотворили и любовь, и любовное наслаждение, и физическую красоту человека, включив их в сферу собственно эстетического.

Художественное мышление египтян с древнейших времен в результате длительной практики выработало развитую систему канонов: канон пропорций, цветовой канон, иконографический канон. Здесь, пожалуй, впервые в истории канон становится важнейшим эстетическим принципом, определяющим творческую деятельность художника. Художественный эффект в каноническом искусстве достигался за счет незначительного варьирования форм внутри канонической схемы. Дальнейшее развитие эти приемы найдут в искусстве и эстетике Средневековья.

Важной и значимой в истории мировой культуры чертой, впервые проявившейся в Древнем Египте, является гуманизм. Уже от эпохи Древнего царства (III тысячелетие до н.э.) до нас дошли высказывания типа надписи жреца Шеши: «Я спасал несчастного от более сильного…

Я давал хлеб голодному, одеяние нагому. Я перевозил на своей лодке не имеющего ее. Я хоронил не имеющего сына своего…» Большое количество подобных текстов свидетельствует о существовании сильной гуманистической струи, пронизывающей культуру Древнего Египта.

Несмотря на широко распространенную мысль о загробной жизни, на атмосферу религиозности и иррационализма, господствующую в обществе, древние египтяне сумели выработать замечательные принципы нравственного поведения индивида, гуманизма. Книги мудрости Аменемоне свидетельствуют о весьма высоком уровне морали. Верховный принцип древнеегипетской этики воплощался в «Маат», особом качестве мира, созданном богами в момент творения (в нем содержатся такие идеи, как «порядок», «истина», «справедливость» и «добродетель»), оно репрезентировало волю богов. Индивид стремился действовать в соответствии с божественной волей, потому что это был единственный способ гармонизировать отношения с богами. Для древнеегипетского крестьянина Маат означало тяжелую и истинную работу, для должностного лица — справедливое решение. Маат выступало в качестве хранителя неизменного мира и общества. Его основная функция состояла в предотвращении любой попытки поставить под сомнение структуру общества или любой возможности изменить его. Мир и все в нем таковы, какими были созданы в момент творения, поэтому все фиксировано, вечно и правильно. Войны, эпидемии и засухи считались временными нарушениями установленного космического порядка. Неизменность мира означала отсутствие хороших и плохих времен. Не случайно в древнеегипетской мифологии не было ни Эдема, ни про-щедшего Золотого века, ни Армагеддона. Сфера духовной жизни цивилизации Древнего Египта была ориентирована на идею бессмертия, однако в ней существовала и антитеза этой идеи, о чем свидетельствует так называемая «Песнь арфиста», совокупность текстов, появившихся в эпоху Среднего царства и Нового царства.

Все на земле бренно, утверждается в «Песне», решительно все обречено на исчезновение; испокон веков поколения людей одно за другим нисходят в могилы, надгробные памятники разрушаются и исчезают, и от этих людей не остается даже воспоминания; о мудрецах древности Импхотепе и Джедефхоре помнят только потому, что все знают их изречения и повторяют их; никто из умерших не явился из потустороннего мира, чтобы сказать живым об ожидающей их участи; а потому надо использовать все блага жизни — веселиться и наслаждаться, ибо ничто не отвратит неизбежную смерть.

Таким образом, «Песнь» не просто высоко оценивает земную жизнь, ,но и полна неприкрытого скептицизма по отношению к загробным верованиям. Насколько необычно возникновение в религиозной культуре подобных взглядов? Нельзя не согласиться с мнением акад.

Б.А. Тураева, утверждавшего, что «они общечеловечны» и напоминают мысли, высказанные в эпосе о Гильгамеше и в библейской книге «Экклезиаста». Каждое из подобного рода произведений свидетельствует, что наиболее пытливые умы древности ощущали недоказуемость и сомнительность некоторых религиозных догм, и «Песнь арфиста», бесспорно, говорит о наличии в древнеегипетской культуре разных, иногда прямо противоположных течений религиозно-общественной мысли. Можно сказать, что в этой культуре все погружено в атмосферу религиозности, но вместе с тем все одновременно имеет мощные корни в глубинах чистой человечности.

Многие достижения древнеегипетской культуры вошли в арсенал европейской культуры, в том числе и науки, посредством греко-римской культуры. В основе календаря, которым мы пользуемся сегодня, лежит, в конечном счете, египетский календарь: именно он был первым солнечным календарем, с «жестко закрепленными» датами (в отличие от лунного, месяцы которого свободно «гуляют» по сезонам года). В основе европейской медицины лежит древнеегипетская медицина, имеется предположение, что иероглифы оказали влияние на создание финикийского алфавита, выступившего в качестве прототипа латинского алфавита.

Ряд мотивов лирики Древнего Египта вошли в качестве извечных тем в мировую литературу. Утренняя песнь любовников, после ночи объятий и утех взывающих к птицам с просьбой повременить с возвращением нового дня, обращение к двери, отделяющей юношу от любимой им девушки; описание и восхваление ее достоинств и красоты и т.п. Все это потом бессчетное количество раз будет перепеваться и повторяться в художественном творчестве почти всех народов и прежде всего в «Песне песней». Затем эти мотивы прозвучат у великих лириков Греции и Рима: Сапфо, Днакреона, Феокрита, Катулла, Вергилия, Горация, Пропорция, Овидия, будут восприняты трубадурами и миннезингерами и от них перейдут к поэтам Возрождения.

Большое влияние на древние народы имела религия древних египтян: известен культ египетских божеств у греков и римлян. Христианство, возникшее в Палестине и быстро распространившееся по всей Римской империи и за ее пределами, уже в самом начале своего развития впитало в себя ряд моментов египетской религии и сделало их своими органическими элементами. Древнеегипетских элементов в христианстве очень много, и невозможно их все перечислить. Достаточно указать на то, что в образе архангела Михаила обнаруживаются явные черты древнеегипетского бога мудрости Тота, не говоря уже о концепции могущества слова божества, созидающего мир. Многие древнеегипетские религиозные представления восприняты христианством лишь в слегка измененном виде; таковы, например, представления о вечной жизни после смерти, о загробном суде, о мучениях и пытках и т.п.

Существенно и то, что греки усвоили и использовали опыт, накопленный в течение тысячелетий древней культурой Египта, и обогатили им эллинистическую и тем самым западноевропейскую культуру. Вполне закономерно, что Александрия стала важнейшим центром эллинистического мира: здесь была создана и функционировала самая большая в древности библиотека; здесь подвизался знаменитый философ Филон Александрийский и многие другие ученые и мыслители; здесь же развернули свою деятельность деятели и теоретики раннего христианства, такие, как гностики Валентин и Василид, Клемент Александрийский и Ориген, другие мыслители и, наконец, Арий. Здесь же сталкивались и сплетались разнообразные направления и течения человеческой мысли и человеческих эмоций. И в этом кипящем котле культурное наследие древнего Египта не могло не сыграть своей исторической роли.