КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ИРАНА 2

КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО ИРАНА 2

Итак, в Персеполе окончательно сложились нормы ахеменидского искусства, точнее, ахеменидского дворцового стиля, которые лишь позже, в середине IV в. до н.э., пополнятся новыми мотивами и образами. Ахеме-нидский дворцовый стиль распространился чрезвычайно широко, фактически создав единство культуры от Инда до побережья Малой Азии.

В ахеменидской Персии существовали различные религиозные представления; религии персидского народа, ахеменидских царей и магов не вполне совпадали, хотя различия между ними постепенно стирались. Религия персидского народа нам в основном известна из трудов античных авторов — Геродота, Страбона, Ксенофонта, Цицеро-на, Плутарха и др. Персы эпохи Ахеменидов были поклонниками древних индоиранских божеств природы — Митры (бога Солнца и света), Анахиты (богини воды и плодородия) и т.д. Маги были учениками и последователями Зороастра (Заратустра), согласно единодушным сообщениям античных авторов. Персы не были зороастрийцами, последователями учения, изложенного в Гатах — древнейших частях священной книги Авесты, так как они поклонялись божествам природных сил, отвергнутых Зороастром.

Общеизвестно, что Зороастр не изобрел совершенно новую религию, а лишь кардинально реформировал существовавшую до него. Если учесть, что в его учении культ огня и в особенности культ опьяняющего напитка занимают главное место, то здесь, очевидно, имеется культово-религиозная преемственность. Другое дело, что Зороастр видоизменил старые традиции и в том числе отказался от пышных храмов, до предела упростив культовые сооружения и обрядность. Доказано, что у зороастрийцев богослужения проходили не в храмах, а под открытым небом перед небольшими, нередко естественными возвышениями, покрытыми одной лишь циновкой, на которой, по представлениям древних, восседали их божества.

 

Зороастризм — древнеперсидская религия, творцом которой является Заратустра, живший в промежутке между 1000 и 500 гг. до н.э. Отличительной чертой этой религии является ее практически-этический характер. Так, даже благочестие здесь состоит не в освобождении от мирского зла и от самого мира, а в уничтожении зла и всего дурного в мире, не в бегстве от мира или в уничтожении своего Я, а в утверждении себя в мире. Для зороастризма характерен дуализм, а именно: изначально в мире существуют два бога — Ормузд, покровитель добра, и Ариман, стоящий во главе зла. В мире идет борьба между силами добра и силами зла, которая должна, в конечном счете, закончиться победой бога Ормузда. Религия Заратустры сыграла исключительную роль в истории культуры и религии, так как весьма трудно без учета древне-персидских верований и представлений, особенно без присущего этим .верованиям дуализма, выяснить до конца генезис иудаизма, христианства и ислама, их дальнейшее развитрге, появление демонологии и анге-лологии и многих других проблем. Исходно зороастризм развил ряд доктрин, существующих в современной христианской теологии: доктрина о конце мира, о воскрешеции мертвых и страшном суде, доктрина а спасении, доктрина о последней битве между богами добра и зла, заканчивающейся победой Ормузда. :: Проблемой зороастризма является дуализм. В одном из его вариантов — зерванизме, который является философской разработкой учения ‘«борьбе добра и зла, данная проблема решается путем введения концепции бесконечного времени — вечного божества. Именно Время — Зерван сотворило как Ормузда, так и Аримана. Культ Времени, обожествление Зервана является одним из последствий древнеперсидско-го дуализма, который приобрел ипостась пантеизма. Зороастризм ожил в III в. н.э. в виде манихейства, типично синкретической религии, сплавляющей в одно целое элементы религии Заратустры, гностицизма, буддизма и христианства.

Несомненный интерес представляет повседневная жизнь, нравы и обычаи древних персов. В середине VI в. до н.э., когда персы вышли на арену мировой истории, у них сохранялись сильные пережитки родовых отношений. В то время персы славились своим умеренным образом жизни, воздержанностью, храбростью и сплоченностью.

По словам Геродота (1, 171; IX, 122), они носили одежду из шкур животных и войлочные тиары, не употребляли вина, ели не столько, сколько хотели, а сколько имели. По свидетельству Исаии (XIII, 17), иранцы в ранний период не ценили серебра и не были пристрастны к золоту.

Вскоре простота и скромность в пище и одежде превратились в идеологический пережиток, сохранявшиеся лишь во время обряда коронации персидских царей, когда вступающий на престол Ахеменид Должен был надеть одежду, которую носил, не будучи царем, Кир II,

съесть немного сушеных фиг и выпить чашу кислого молока, имитируя таким образом основателя династии. Даже во время военных походов цари и знатные персы теперь возили с собою палатки, полные золотых и серебряных лож, столов, умывальников, ваз, чаш, дорогих ковров и т.д. Кроме того, знатных персов сопровождало множество рабов-лекарей, евнухов и поваров, которые прислуживали им даже во время походов. Персы стали одеваться в роскошные мидийские одежды, носить золотые ожерелья, гривны, браслеты и т.д. К столу персидских царей и знати доставляли в свежем виде рыбу из отдаленных морей, фрукты из Вавилонии и Сирии.

Семья у древних персов не была моногамной, разрешалось иметь много законных жен, а также наложниц, можно было жениться также на близких родственницах, например, на племянницах и даже на единокровных сестрах. Заветное желание каждой персиянки — иметь детей, для этого она совершает ворожбу и молится о даровании ей мальчика, ежегодно царь даровал подарки многодетным родителям (Страбон XV, 3, 17). Сохранились некоторые сведения и о свадебных обычаях. Во время пиршества невеста, вкусив вина, садилась к жениху, который обнимал и целовал ее. Новобрачные ели от одного и того же хлеба, разрубленного мечом на две части.

Древнеперсидские обычаи запрещали женщинам показываться посторонним, не случайно среди многочисленных рельефов в Персеполе нет ни одного женского изображения. Плутарх пишет, что персам свойственна дикая ревность не только по отношению к женам, нр даже рабынь и наложниц они держат взаперти, чтобы посторонние не видели их, а во время поездок возят их в закрытых повозках. Широко известен библейский рассказ о том, что персидский царь во время приема велел своей жене Вашти явиться на пиршество, чтобы показать ее народу. Она отказалась подчиниться приказу мужа, чтобы не нарушать обычаи, и за это была лишена сана царицы и превращена в обычную наложницу.

Нравы и обычаи древних персов излагаются в сочинениях удивляющихся им народов. Соответственно могучему росту и физическому развитию персы обладали энергичной волей, закаленной в борьбе с суровым климатом и в опасностях кочевой жизни в горах и степях. Они приобрели там бодрость и серьезный взгляд на вещи, а также робость по отношению к мрачным, неприветливым сторонам существования, которая то и дело проявляется в их нравах, обычаях и религии, и которая могла бы стать роковой для всего их духовного развития, если бы в них не жило столь же сильное стремление к свету, мощи и к покорению зла.

Интеллектуальная одаренность древних персов состоит в ясном и трезвом рассудке; им чужда выспренняя фантазия индийцев. Их священные стихотворения обладают красотой, что в древности случается редко, и энергией. Даже богословские спекуляции являются скорее практическим анализом управляющих бытием сил, чем углублением и созерцанием. Поэтому религиозные культы их, как бы они ни были •ценны в воспитании народа, носят неприятный оттенок со своими сухими гимнами и утомительными обрядами. Однако у персов отнюдь не было недостатка в силе воображения, они обладали фантазией, необходимой для великих дел и великих мыслей. Не случайно их взгляд на существование был необычайно широк: добро и зло, бог и человек, аемная и загробная жизнь, мистика и логика — они воспринимали все это в форме резкого противопоставления, но они умели сочетать эти представления в определенную, законченную картину мира.

В Ахеменидской державе царила атмосфера, способствующая развитию культуры, в том числе и науки, и такие великие ученые, как философ Гераклит из Эфеса, вавилонский астроном Кидинну и многие другие (в »ом числе и историк Геродот, часть жизни которого прошла в Галикарнас-пре), были подданными персидских царей. Такие произведения искусства, «как храм богини Дианы в Эфесе и Галикарнасский мавзолей, причислявшиеся древними к семи чудесам света, также были созданы подданными Ахеменидов. Продолжала существовать и развиваться древняя культура египтян, вавилонян, эламитов и других народов. <*;;- Общеизвестны достижения египетской и вавилонской медицины — йумификация, хирургия, стоматология, офтальмология, терапия и др. вместе с тем необходимо учитывать, что медицина в древности была неизбежно связана с магией, с различными суевериями, и люди считали, что болезнь вызывается злыми духами, проникшими в человечес-1Кйй организм. Чтобы вылечить болезни, врач стремился изгнать злого духа из тела больного молитвами и магическими заклинаниями. Часто врачи лепили из глины изображения злых духов и разбивали их, полагая, что от этого больной может выздороветь. ^: Сохранилось также много своеобразных рецептов для профилактику болезней — руководства для предотвращения или удаления зла. Иногда для этого предлагается приносить жертвы богам, стихийным силам природы, домашним духам и т.д., а также запрещается есть рыбу ^^определенные дни. Один из ритуальных текстов гласит: «Если кто-ямбудь увидит змею в первый день месяца нисанну или аяру, будь это жнем или ночью, [этот] человек умрет; если жизнь ему дорога, он должен нанести себе глубокую рану на голове [и] побрить щеки; в течение "врех месяцев его будет одолевать боль, но [затем] он выздоровеет». Можно сказать, что во врачебной деятельности переплетались суеверия и элементы научной медицины. ^ Органическую часть науки составляла философия, которая, однако, на древнем Востоке в отличие от античной Греции, не выделилась в самостоятельную, отдельную от религии отрасль знаний. Уже Гаты Эороастра содержат абстрактные философские воззрения, согласно которым борьба добра со злом и их противоборство заложены в человеке, и он должен нести ответственность за свои поступки. Гераклит, живший в конце VI в. до н.э., считал основным законом мироздания вечное движение (ему принадлежит знаменитое изречение: «все течет») и основой всех веществ — вечно живой огонь, который не был создан никем из богов или людей.

Еще со школьной скамьи все знают о великих достижениях египетской и вавилонской математики, особенно в области решения геометрических задач по измерению площадей и в развитии арифметики в алгебраическом направлении. Время персидского владычества, особенно с последней четверти V в. до н.э. до завоевания страны войсками Александра Македонского, было самым творческим периодом вавилонской математической астрономии. В это время существовали астрономические школы в Уруке, Сиппаре, Вавилоне и Борсиппе. Из сообщений Плиния Старшего и Страбона известно имя великого вавилонского астронома Набуриманна, который, не имея телескопа, механических часов и современной математической техники, вычислил 24 века назад лунные фазы, солнечные и лунные затмения, что под силу только современным астрономам, вооруженным сложными оптическими приборами и компьютерами. Другой вавилонский астроном Кидинну, составитель многих астрономических текстов V—IV вв. до н.э., различал солнечный год от тропического и вычислил последний с ошибкой 7 мин 17 сек. Он же еще до Гиппарха открыл солнечную прецессию. Однако при всех своих успехах вавилонская астрономия была неразрывно связана с астрономией, пытавшейся предсказать будущее по звездам. Астрономические тексты, в частности, содержат указания о связях между звездами и теми или иными болезнями. К тому времени, когда настал конец персидскому владычеству в Вавилонии и других странах древнего Востока, местная наука в основном уже исчерпала возможности своего развития. Закостенелые формы древних традиций, многовековое господство религиозных представлений без каких-либо заметных изменений, отсутствие новых методов познания природы мешали развитию науки. Однако прежде чем древневосточная наука сошла со сцены истории, многие ее крупные достижения были заимствованы древними греками.

Расцвет культуры в Ахеменидской державе связан и с тем, что персы широко использовали культурные достижения многих древневосточных народов. Еще Геродот отметил, что «обычаи чужеземцев персы перенимают охотнее всякого другого народа. Они носят даже мидийское платье, находя его красивее туземного, а для войны облачаются в египетские панцири». Древнеперсидская религия впитала в себя ассиро-вавилонские влияния. Легенда о мироздании и мировой катастрофе напоминает вавилонский миф о сотворении мира и всемирном потопе. Бог огня вступает в бой с драконом Дахакой совершенно так же, как вавилонский бог

Мардук с чудовищем Тиамат. Персидского паря изображали в виде героя, поражающего фантастического зверя, подобно тому, как изображали древнешумерского царя и героя Гильгамеша, рассказ о подвигах кйторого получил столь широкое распространение во всей Передней Азии. Наконец, верховного бога Ахурамазду персы изображали в виде небесного царя, находящегося в крылатом солнечном диске, что живо напоминает аналогичное изображение верховного бога ассирийцев — Дшшура.

Много заимствовали древние персы и в искусстве соседних народов. Рельефы, покрывающие стены персидских дворцов, по своим сюжетам, отчасти по художественному стилю и по своей технике, очень близки к рельефам ассирийской и нововавилонской эпохи. Применение террас и лестниц, а также огромных статуй гениев — охранителей царского дворца в виде фантастических животных роднит архитектуру Персии с зодчеством народов древней Месопотамии. Наконец, очень Широкое использование колонн было заимствовано персами в Египте. ^ Заслугой персов является умение творчески перерабатывать все эти Поземные элементы в едином монументальном художественном стиле, кй*горый особенно четко выражен в развалинах царских дворцов, сохранившихся в Персеполе, и особенно в прекрасных рельефах, изображающих данников персидского царя. В древнеперсидской религии и искусство Персов можно обнаружить некоторые следы греческого влияния. Так, Йа фасаде древнеперсидской гробницы, называемой «Кормилица и княж-нй^, сохранились две протодорические колонны. С другой стороны, персы, несомненно, оказали некоторое влияние на развитие античной культуры. Очень характерен в этом отношении древнеперсидский религиозный дуализм, который объяснял влияние природы на жизнь людей извечной и постоянной борьбой бога света с богом мрака. Это религиозное учение оказало значительнее влияние на развитие греческой религиозной философии, в частности, на развитие позднегреческого гностицизма, и в некотором отношении легло в основу христианской религии. • На восточных границах Персия соприкасалась с индийскими племенами, в частности с племенем, населявшим индийскую область Гандха-ра. Известно, что персидские цари совершали военные походы в области северо-западной Индии и поэтому сталкивались с племенами, населявшими эти индийские области. При раскопках в Индии были обнаружены скульптуры, явно свидетельствующие о проникновении древнегреческого искусства в эти отдаленные восточные области. Таким образом, древняя Персия выступала мостом, соединявшим далекий восточный мир и страны Передней Азии с миром античной культуры.

Ахеменидская Персия была первой в истории мировой державой, провозгласившей вполне терпимое и доброжелательное отношение к культурным традициям десятков народов и племен. Оживленные этнические контакты способствовали постепенному возникновению, по существу, новой культуры, в которую свою лепту внесли все народы Ахеменидской державы. Позднее эта культура способствовала победе эллинизма, являвшегося, в частности, результатом синтеза культуры греков и восточных народов. Терпимое и доброжелательное отношение к культуре соседних и далеких народов являлось логическим результатом существования древнеперсидской империи, в которой языком государственной канцелярии был арамейский, в политическом отношении ведущая роль принадлежала персам, но в то же время продолжали существовать и развиваться древние культуры вавилонян, эламитов, египтян, иудеев и других народов. Она сумела обеспечить в течение значительного времени относительный мир на огромной территории, начиная от Египта и кончая Северо-Западной Индией, а также создать благоприятные условия для расцвета международной торговли и развития культурных контактов народов различных стран.

Социально-экономические и политические институты и культурные традиции, сложившиеся в ахеменидский период, сыграли большую роль в мировой истории и сохранились в течение многих столетий, обслуживая государства Александра Македонского, Селевкидов, Птоломеев, парфян, Сасанидов и т.д. Вавилонское право, достигшее зенита своего развития при Ахеменидах, продолжало существовать при Селевкидах и парфянских правителях и оказало определенное влияние на формирование римского права, успехи вавилонской астрономии, египетской медицины и греческой философии, первоначально возникшей и развивавшейся в подвластной персам Малой Азии, по праву считаются крупнейшими достижениями древних культур. Произведения искусства, созданные персидскими мастерами более 2000 лет назад, до сих пор поражают оригинальностью сюжетов и совершенством форм. В сфере художественной культуры древнего Ирана важную эстетическую роль играл свет, дворцовые залы персидских царей были залиты светом в отличие от полутемных древнеегипетских дворцов. «Больше света» — этот эстетический принцип, слившийся с этическим, сформулирован и «Вендидаде» — одной из поздних книг Авесты. Эстетические представления древних персов стали традицией для последующих поколений и вошли в фонд мировой культуры. Все это объясняет огромный интерес к культуре ахеменидского Ирана.