Механизмы воздействия политической информации в СМИ на общественное сознание

Механизмы воздействия политической информации в СМИ на общественное сознание

Политическая жизнь современной России целиком и полностью зависит от средств массовой информации. Искусство формирования навязчивых образов и манипулирование общественным сознанием достигло такого технологического уровня, который позволяет формировать взгляды и политические предпочтения людей. Деятельность СМИ практически полностью контролируется государством. В "демократическом обществе" также присутствуют элементы пропаганды. Для успешного внушения используется ряд методов, формирующих политическую культуру и политическое сознание общества. Цель исследования – рассмотреть социально-психологические механизмы внушения посредством формирования мифов, стереотипов, имиджей, слухов.

На сегодняшний день российское общество трудно назвать гражданским, потому что в нем не соблюдаются принципы демократического государства. Аудитория СМИ мало включена в политический процесс, политические решения принимает государственная верхушка и общественное мнение часто используется как фактор давления на массы. Большинство представителей общества не считают своё мнение решающим и остаются пассивными.

Манипулирование осуществляется с помощью методов подсознательного стимулирования, когда отношение аудитории к тем или иным явлениям окружающей среды формируется с помощью стандартизованных упрощённых представлений (стереотипов, имиджей, мифов, слухов), которые внедряются в поток "организованных" новостей, автоматически вызывая в массовом сознании отрицательную, либо положительную реакцию на конкретное событие. Задачи СМИ в процессе убеждения – создать прочное, устойчивое отношение к данному явлению, не только формирование убеждений, но и побуждение к действию, воспитание привычек.

На протяжении всей истории человечества можно различать различные примеры внушения. Благодаря своей биологической природе человек подвержен внушению, подражательности и заразительности. Некоторые психологи утверждают, что подверженность внушению – постоянная участь человека. Но механизмы внушения не всегда работают одинаково. На различных этапах своего развития общество может быть более или менее склонно к внушению. Существует мнение, что в обществе, развивающемся по законам демократии, эффективнее действуют механизмы логического убеждения. В условии тирании, диктатуры, монархии народ, не привыкший к мыслительной деятельности, наиболее подвержен внушению. Установки молодого поколения в гитлеровской германии были изменены в течение 5 – 8 лет, в Советском Союзе в течение 10 лет (с 1931 по 1941 год). Различные приемы, применяемые в целях манипуляции, отрабатывались в Германии во время первой мировой войны. Например, в радиопередачах использовались приемы звукового воздействия, искусственно усиливающего агрессивные переживания толпы. Все речи Гитлера сопровождались музыкой из опер Вагнера. Тяжелая, сложная музыка оказывала гнетущее впечатление на слушателей, создавала ощущение надвигающейся военной машины. Использовался также прием "эффект заражения " людей в толпе особым эмоциональным состоянием. Трансляция по радио парадов, маршей, митингов проводилась для нагнетания массового психоза. Согласно механизму поведения в толпе, человек становится частью массы, попадает под власть страстей.

В своей работе я рассматриваю внушение по средствам формирования мифов, имиджей, слухов, но существует масса других методов внушения, которые также эффективны. Одним из примеров является механизм создания "образа врага", в основе которого заложена идея дегуманизации. Враг должен быть непохожим (другой национальности), он агрессивен, от него нужно защищаться. Нужно внедрять только плохую информацию о враге и создавать преграды для информации, несущей положительную оценку. Например этот метод описан в книге Л. Лайдбарджира "Психологическая война". Немцы в войне с французами посылали фальшивые письма из разных городов, раскрывающие о том, что их (французских солдат) жены прелюбодействовали, и что они заболели венерическими заболеваниями. В пропаганде времен вьетнамо-американской войны также использовался этот прием. Вьетнамцы изображались на одно лицо (на фотографиях в СМИ). В свою очередь сами вьетнамцы воспринимали американцев как "неуклюжих громил".

Формирование мифа является наиболее эффективным исторически сложившимся механизмом внушения. В современной ситуации "миф" представляет как собственно греческий термин (mythos – предание, сказание) так и то значение, которое было введено европейскими учеными с начала XIX века. Культурные, национальные и религиозные институты образуют мифы, которые представляют собой "систему, моделирующую в умах индивидуумов, входящих в группу, окружающий мир и его фрагменты". [цит. по 4] У аудитории уже есть свое представление о действительности. Миф достраивает его и направляет в нужное русло, либо упрощая либо трансформируя действительность. Миф должен быть основан на конкретной традиции, существующей в обществе. Невозможно внедрить совершенно новые отличные ценности, противопоставляя их традиционным.

Мифотворчество естественно для общества. Общество не существует без мифа (мифа культуры, традиции своего народа). Общественное сознание настолько инертно, что правильно преподнесенная информация в форме мифа моментально внедряется в его структуру. Миф воспринимается догматически. Созданный миф о благе коммунизма до сих пор живет в сознании старшего поколения. Миф создает "политическую сказку" в сознании человека. Эта сказка нужна людям, чтобы верить, трудиться, жить на благо кого-то. Нужно только грамотно ее сочинить, как только люди саами распределяют роли и начинают играть согласно чьим- то правилам. Мифотворчество позволяет фальсифицировать политические события, мифологизировать политических деятелей. Осуществляемые государством памятные даты, празднование годовщин исторических событий, чествование выдающихся деятеле современности, уважение к символам тоже является способом мифологизации общественного сознания. Этот метод широко используется на Западе. В нашей стране, в связи с изменениями в политической системе символы государственности только начинают проникать в сознание. С помощью мифов искажается представление о политических лидерах прошлого. Благодаря мифам в процессе "демократизации" общества коренным образом изменились представления о таких людях, как Бухарин, Дзержинский, Керенский, Колчак, Николай II, Сталин, Ленин, Троцкий.

Порой миф способствует опровержению истинных фактов событий, которые зачастую воспринимаются людьми как небылицы. Именно так воспринимались рассказы афганцев том, что они участвовали в настоящей войне, поскольку пропагандой в массовом сознании был "закреплен" миф об ограниченном контингенте советских войск в Афганистане. В таких коммуникативных ситуациях действует психологический механизм пристрастной ассимиляции новых знаний. Специалисты утверждают, что возможности для возникновения и распространения массового социального мифа, а также злоупотребления им с помощью средств массовой коммуникации в современном обществе не уменьшились, а увеличились.

Миф может внедряться в сознание по средствам стереотипов. Но внушение информации в форме стереотипа является также и отдельным механизмом социально-психологического воздействия на аудиторию.

Большинство исследователей едины во мнении, что стереотипы можно "навязывать" через средства массовой информации. Они формируется под воздействием двух факторов: бессознательной коллективной переработки и индивидуально-социокультурной среды, а также при целенаправленном идеологическом воздействии с помощью СМИ. В отношении политической власти у старшего поколения присутствует стереотип "навязывания", "твёрдой руки" политика; стереотип "оборонного сознания", то есть отказ от ориентации на чужой опыт.

Понятие "стереотип" впервые введено в оборот известным американским журналистом Уолтером Липпманом в 1922 г. в книге "Общественное мнение", где он определяет стереотип как упрощенное, заранее принятое представление, не вытекающее из собственного опыта человека. Он возникает на основе опосредованного восприятия объекта: "Нам говорят о мире до того, как познаем его на опыте". [цит. по 1] Стереотипы, по утверждению У.Липпмана, первоначально возникают спонтанно, в силу "неизбежной потребности в экономии внимания". [цит. по 1] Они способствуют формированию традиций и привычек у населения. Они – крепость, стоящая на страже наших собственных традиций, и под ее прикрытием мы можем чувствовать себя безопасно в том положении, которое мы занимаем". Стереотипы оказывают воздействие на формирование нового эмпирического опыта: "Они наполняют свежее видение старыми образами и накладываются на тот мир, который мы воспринимаем в своей памяти". [цит. по 1] Хотя степень их адекватности чрезвычайно лабильна, стереотипы – преимущественно неадекватные образы объективной реальности, основанные на "ошибке" человека, по привычке принимающего предвзятое за видение". "Стереотип однозначен; он делит мир на две категории – на "знакомое" и "незнакомое". Знакомое становится синонимом "хорошо", а незнакомое – синонимом "плохо". [цит. по 1]

Стереотип содержит в себе оценочный элемент. Липпман считал, что стереотип нейтрален. Оценочный элемент выступает в виде установки, эмоционального общения. Стереотип – не просто упрощение. Он "в высшей степени заряжен чувствами". Оценочный элемент стереотипа (установка) всегда сознательно детерминирован, поскольку стереотип, выражая чувства личности, ее систему ценностей, всегда соотнесен с групповыми чувствами и групповыми действиями. Отсюда следовал вывод о возможном единстве стереотипов у тех или иных социальных институтов и социальных систем. Стереотип, размышлял далее У. Липпман, не адекватен. Стереотипы ("предрассудки") эффективно управляют всем процессом восприятия, являясь эталоном оценки и соответственно защиты личности, входящей в данную группу. В конечном счете, стереотипы способствуют процессу толкования социально-политического единства группы. При этом формирование стереотипа проходит три этапа, в результате чего сложный объект сводится к схеме и хорошо известным признакам. В книге "Средство для миллионов" Р. О’Хара называет эти три этапа: первый – "выравнивание", второй – "усиление", третий – "ассимиляция". [цит. по 1] Вначале сложный дифференцированный объект сводится к нескольким готовым, хорошо известным формам (признакам), а затем выделенным характеристикам объекта придается особая значимость в сравнении с той, которую они имели, будучи составными элементами целого. Наконец, выбираются "выровненные" и "усиленные" черты объекта для построения образа, близкого и значимого для данного индивида. Человек, привыкший к ситуации, реагирует автоматически. "Интенсивность реакции, – по мнению О’Хара, – будет зависеть от интенсивности эмоционального воздействия, от искусства манипулирования стереотипами. [цит. по 1]

Механизм формирования имиджа в процессе массовой коммуникации широко используется в предвыборной кампанию. Создается внешний рисунок роли, который позволяет СМИ воспроизвести в сознании образ, который кардинально отличается от реальной личности. Важно не то, что предлагает кандидат, а то, что воспринимает аудитория, которая реагирует на образ, а не на человека. Впечатление аудитории от образа зависит больше от СМИ, чем от самого кандидата. Британским психологом Лазерсфельдом разработана технология создания имиджа, которая используется западными имиджмейкерами и сейчас. Она заключается в том, что в определенный момент по всем СМИ запускается проблемная тема. Например, экологическое состояние региона. Впоследствии конкретный кандидат с серьезными и взвешенными заявлениями, а конкуренты оказываются не готовыми к обсуждению этой тематики. В частности, эта технология была применена в США во время предвыборного марафона Рейган-Картер в 1980 году. Внешняя политика Джимми Картера устраивала практически всех. По данным агентства Gallup, рейтинг соперников отличался на 1,5-2 %. Когда группа американских дипломатов оказалась в заложниках в Иране, Рейган выступил с резкой критикой внешнеполитического курса администрации. Рейтинг Рейгана заметно вырос.

Наиболее эффективным в создании имиджа является телевидение, потому что визуальное восприятие играет большую роль в процессе воздействия на мнение аудиторию Примером этого является случай из избирательной кампании 1906 г. в США, когда Кеннеди побеждает Никсона. Кеннеди в полной мере тогда воспользовался преимуществами нового тогда телевидения. Кульминация дебатов наступила, когда по сговору с командой Кеннеди в студии подняли температуру. Грим у Никсона потек и он выглядел как человек, вспотевший от вопросов. По результатам опросов телезрителей теледебаты Никон проиграл вчистую. Однако интересно, что те, кто слушал дебаты по радио, считали, что выиграл как раз Никсон.

Механизм внушения по средствам слухов чаще всего используется вместе с механизмом создания имиджа. Слухи – вид информации, появляющийся спонтанно в силу информационного вакуума среди определенных слоев населения, либо специально кем-то распространяемой для воздействия на общественное сознание. Условиями превращения обычной информации в слухи являются то, что информация должна быть значимой и понятной для объекта воздействия, обладание этой информацией должно способствовать повышению престижа транслятора слуха. В предвыборной кампании политтехнологи опираются на слухи, распространяя ту или иную важную для политика информацию.

Таким образом, исходя из вышесказанного, мы видим, что СМИ играют важную роль в процессе внушения той или иной политической информации. Однако эффективность механизмов внушения напрямую связана с состоянием общества на момент времени, прибывает ли оно в состоянии стабильности, либо наоборот. Механизмы внушения отличаются друг от друга по качеству и времени своего воздействия. Формирование стереотипов рассчитано на краткосрочный период времени. Создание мифов оказывает длительное воздействие на аудиторию. Но все механизмы объединяет то, что именно благодаря им формируется политическая культура и сознание общества. Механизмы воздействия по средствам формирования имиджей и слухов рассчитаны на моментальное воздействие (например, период предвыборной кампании). С помощью СМИ в общественное сознание внедряется миф о национальности, традиции народа. Люди верят в политику своего государства, не замечая ни экологической катастрофы, ни других серьезных проблем. Без мировоззрения, сформированного СМИ, общество уже не сможет существовать на информационном этапе своего развития. Вопрос лишь в том, кто и с какими намерениями управляет механизмами внушения. От этого зависит будущее человечества.

 

Сознание невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира : отношение “субъект-объект” не может породить сознания. Для этого субъект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески. Мы вступаем в диалог с общественным сознанием, и это противостоящее нам сознание есть реальность, такая же, как, например, государство или закон. Мы можем взбунтоваться против этой духовной силы, но так же, как и в случае с государством, наш бунт может оказаться не только бессмысленным, но и трагичным, если мы не будем учитывать те формы и способы духовной жизни, которые нам объективно противостоят. Чтобы преобразовать исторически сложившуюся систему духовной жизни, нужно ею сначала овладеть.

Общественное сознание возникло одновременно и в единстве с возникновением общественного бытия. Природе в целом безразлично существование человеческого разума, а общество не могло бы без него не только возникнуть и развиваться, но и просуществовать ни одного дня и часа. В силу того, что общество есть объективно-субъективная реальность, общественное бытие и общественное сознание как бы “нагружены” друг другом : без энергии сознания общественное бытие статично и даже мертво.

Сознание реализуется в двух ипостасях : отражательной и активно-творческой способностях. Сущность сознания в том и состоит, что оно может отражать общественное бытие только при условии одновременного активно-творческого преобразования его. Функция опережающего отражения сознания наиболее четко реализуется в отношении общественного бытия, которое существенным образом связано с устремленностью в будущее. Это неоднократно подтверждалось в истории тем обстоятельством, что идеи, в частности социально-политические, могут опережать наличное состояние общества и даже преобразовывать его. Общество есть материально-идеальная реальность. Совокупность обобщенных представлений, идей, теорий, чувств, нравов, традиций и т.п., то есть того, что составляет содержание общественного сознания и образует духовную реальность, выступает составной частью общественного бытия, так как оно дано сознанию отдельного индивида.

Но подчеркивая единство общественного бытия и общественного сознания, нельзя забывать и их различие, специфическую разъединенность. Историческая взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализуется таким образом, что если на ранних этапах развития общества общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, то в дальнейшем это воздействие приобретало все более опосредованный характер – через государство, политические, правовые отношения и др., а обратное воздействие общественного сознания на бытие приобретает, напротив, все более непосредственный характер. Сама возможность такого непосредственного воздействия общественного сознания на общественное бытие заключается в способности сознания правильно отражать бытие.

Итак, сознание как отражение и как активно-творческая деятельность представляет собой единство двух нераздельных сторон одного и того же процесса : в своем влиянии на бытие оно может как оценивать его, вскрывая его потаенный смысл, прогнозировать, так и через практическую деятельность людей преобразовывать его. А поэтому общественное сознание эпохи может не только отражать бытие, но активно способствовать его перестройке. В этом и заключается та исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым и реально существующим элементом любого общественного устройства.

Тот факт, что общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т.д.) , и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, как раз и составляет реальную сложность в понимании феномена общественного сознания. И поэтому нельзя рассматривать его как простую сумму понятий “сознание” и “общественное”.

Обладая объективной природой и имманентными законами развития, общественное сознание может как отставать, так и опережать бытие в рамках закономерного для данного общества эволюционного процесса. В этом плане общественное сознание может играть роль активного стимулятора общественного процесса, либо механизма его торможения. Мощная преобразовательная сила общественного сознания способна воздействовать на все бытие в целом, вскрывая смысл его эволюции и предсказывая перспективы. В этом плане оно отличается от субъективного (в смысле субъективной реальности) конечного и ограниченного отдельным человеком индивидуального сознания. Власть общественного целого над индивидом выражается здесь в обязательном принятии индивидом исторически сложившихся форм духовного освоения действительности, тех способов и средств, с помощью которых осуществляется производство духовных ценностей, того смыслового содержания, которое накоплено человечеством веками и вне которого невозможно становление личности.