Социальное взаимодействие как фундамент общественной жизни

Социальное взаимодействие как фундамент общественной жизни.

Один из основателей социологии Макс Вебер (1864— 1920) определил социологию как науку, изучающую социальное действие, под которым он понимал любое действие, ориентированное на мотивы других людей. Оно обладает двумя обязательными чертами: осознанная мотивация и ориентация на других (ожидание). Без первой нельзя говорить о нем как о действии, без второй – называть его социальным [7, с.264].

Почему социологу необходимо изучать мотивы? Вебер полагал, что без учета мотивов социология не в состоянии установить причинные связи, которые только и позволяют создать крупномасштабную и объективную картину социального процесса. Семья, нация, государство и армия, в отличие от человека, не имеют живого организма, значит, не обладают мышлением, волей и мотивами. Нельзя говорить о “коллективном сознании” или “воле государства” как о реальных вещах, Хотя в метафорическом можно. Конечно, это не значит, что их нельзя или не следует изучать. Напротив, еще как необходимо, но иначе, чем отдельного индивида.

Мотивация – субъективно подразумеваемый смысл действия. Социальным выступает только такое действие, которое понятно другим людям. Но может ли быть понятным другим такое действие, которое непонятно самому субъекту? Нет, понятным может быть только осмысленное действие, т. е. направленное на ясную цель и использующее средства, которые вы признаете соответствующими этом целям [7, с.266].

Итак, сделаем первый вывод: стремясь познать общество, социолог, по мнению крупнейшего авторитета М. Вебера, должен начинать с индивида. Но изучать не его душу и эмоции, а совершаемые им действия. Их следует считать социальными только и если только они имеют осознанную цель и мотивацию.

 

Поведение, обладающее указанными критериями, называется целерациональным. Для его понимания нет надобности обращаться к психологии и говорить о душе", чувствах или аффектах.

Оно – основной тип в классификации социальных действий М. Вебера. Возьмем целерациональное действие за эталон и будем, сравнивать с ним все другие действия людей, а их – великое множество. Получим шкалу, построенную на принципе сравнения всякого действия с целерациональным. По мере убывания рациональности поступки становятся все менее понятными, цели – ясными, а средства – определенными. В конце шкалы мы обнаружим иррациональное действие, совершаемое вопреки здравому смыслу и собственным интересам. Назовем ero действием с отрицательной целью. Оно выпадает из поля зрения социологии, хотя остается объектом психоанализа. По соседству примостилось аффективное действие, у которого вообще нет цели. Оно совершается при сильном раздражении, вспышке гнева, стрессе или агрессии. Им занимается традиционная психология.

В жизни немало ситуаций, когда человек явными действиями маскирует неявные цели. Иначе говоря, обманывает, ловчит. Можно ли и такие действия назвать целерациональными? Должен ли их изучать социолог? Конечно, да, отвечает Вебер. Если индивид ясно осознает свою цель, но стремится скрыть ее, то это несложно понять. Подобная ситуация попадает под схему целенаправленного действия. Понять смысл действия значит понять самого действующего [7, с.269].

Середину веберовской шкалы занимают ценностно рациональные и традиционные действия. Традиционные действия – это действия, совершаемые автоматически, в силу привычки. Ежедневно мы чистим зубы, одеваемся, совершаем множество других привычных действий, над смыслом которых даже не задумываемся. Лишь в том случае, если возникло затруднение и мы не можем определить, например, какого цвета рубашку надеть на сей раз, автоматизм разрушается, и мы задумываемся. А это означает, что мы совершаем социальное действие.

Ценностно-рациональное действие основано на сознательной вере в то, что наш поступок имеет эстетическую, этическую, религиозную или какую-либо иную ценность. Оно не должно быть ориентировано на успех или выгоду. Ценностно-рациональное действие бескорыстно. В самом деле, когда мы ставим цель, допустим, получение прибыли, то ожидаем достичь успеха. Но ценностно-рационально поступает только тот, кто, не считаясь с предвиденными последствиями, действует в соответствии со своими убеждениями и выполняет то, что требует от него долг, достоинство, красота, честь либо религиозные принципы.

У такого действия, в сопоставлении с целерациональным, нет цели, результата, успеха, но есть мотив, смысл, средства, ориентация на других. У аффективного и традиционного действия нет цели, результата, успеха, мотива, смысла и ориентации на других. Иначе говоря, два последних типа действия лишены признаков социального действия.

В силу этого Вебер считал: только целе- и ценностно-рациональное действие суть социальные действия. Напротив, традиционное и аффективное действия к ним не относятся.

Конечно, реально протекающее поведение людей ориентировано не на один, а на несколько типов действия. В нем сочетаются, в разной пропорции, элементы традиционного, аффективного, целе- и ценностно- рационального действий.

Итак, сделаем второй вывод о типологии социального действия М. Вебера. Она включает четыре типа: целе-рациональное, ценностно-рациональное, традиционное и аффективное. Только первые два должна изучать социология. Все типы действий расположены снизу вверх по степени возрастания рациональности.

В повседневной жизни мы то и дело совершаем множество элементарных актов социального взаимодействия, даже не подозревая о том. Встречаясь, мы здороваемся за руку и говорим приветствие, входя в автобус, пропускаем вперед женщин, детей и пожилых людей. Все это – акты социального взаимодействия. Оно складывается из отдельных социальных действий.

В социологии принят специальный термин, обозначающий социальное взаимодействие – интеракция. Однако далеко не все, что мы делаем во взаимосвязи с другими людьми, относится к социальному взаимодействию. Если автомобиль сбил прохожего, то это обычное дорожно-транспортное происшествие. Но оно становится социальным взаимодействием, когда водитель и пешеход, разбирая происшедшее, отстаивают каждый свои интересы как представители двух больших социальных грипп. Водитель настаивает на том, что дороги построены для автомобилей, и пешеход не имеет права переходить, где заблагорассудится. Пешеход, напротив, убежден в том, что главное лицо в городе – он, а не водитель, и города созданы для людей, но не машин.

В данном случае водитель и пешеход обозначают социальные статусы. У каждого из них свой круг прав и обязанностей. Выполняя роль водителя и пешехода, двое мужчин выясняют не личные отношения, основанные на симпатии или антипатии, а вступают в социальные отношения, ведут себя как обладатели социальных статусов, которые определены обществом. Общаясь между собой, они рассказывают не о семейных делах, погоде или видах на урожай. Содержанием их беседы выступают социальные символы и значения предназначение такого территориального поселения, как город, нормы перехода проезжей части, приоритеты человека и автомобиля и т. п. Выделенные курсивом понятия составляют атрибуты социального взаимодействия. Оно, как и социальное действие, встречается повсюду. Но это не значит, что оно подменяет собой все другие виды взаимодействия людей.

Итак, сделаем вывод: социальное, взаимодействие складывается из отдельных актов, называемых социальными действиями, и включает статусы (круг прав и обязанностей), роли, социальные отношения, символы и значения.

Взаимодействие – двунаправленный процесс обмена действиями между двумя или более индивидами. Стало быть, действие всего лишь однонаправленное взаимодействие.

Действие можно подразделить на четыре вида:

  • физическое действие, например пощечина, передача книги, запись на бумаге;
  • вербальное, или словесное, действие, например, оскорбление, выражение приветствия “здравствуйте”;
  • жесты как разновидность действия: улыбка, поднятый палец, рукопожатие;
  • мысленное действие выражается только во внутренней речи.

Из четырех видов действия три первых относятся к внешним, а четвертое к внутреннему. Примеры, подкрепляющие каждый вид действия, соответствуют критериям социальных действий М. Вебера: они осмыслены, мотивированы, ориентированы на другого. Социальное взаимодействие включает первые три и не включает четвертый вид действия (никто, кроме телепатов, не взаимодействовал при помощи прямой передачи мыслей). В результате мы получаем первую типологию социального взаимодействия (по видам):

  • физическое;
  • вербальное;
  • жестовое.

Основные формы взаимодействия:

  • кооперация – сотрудничество нескольких индивидов (групп) ради решения общей задачи;
  • конкуренция – индивидуальная или групповая борьба за обладание дефицитными ценностями;
  • конфликт – скрытое или открытое столкновение конкурирующих сторон.

2. Взаимодействие как обмен.

Отличительная черта взаимодействия, которая отличает его просто от действия, это обмен. Любое взаимодействие есть обмен. Обмениваться можно чем угодно: знаками внимания, словами, значениями, жестами, символами, материальными предметами. Пожалуй, нет ничего, что не могло бы служить средством обмена. Таким образом, деньги, с которыми у нас обычно связан процесс обмена, занимают далеко не первое место.

Понимаемый столь расширительно обмен – универсальный процесс, который можно обнаружить в любом обществе и в любую историческую эпоху. Структура обмена достаточно проста:

  • агенты обмена – два или более человека;
  • процесс обмена – совершаемые по определенным правилам действия;
  • правила обмена – устанавливаемые устно или письменно предписания, допущения и запреты;
  • предмет обмена – товары, услуги, подарки, знаки внимания и т. п.;
  • место обмена – заранее условленное или спонтанно возникшее место встречи.

Согласно теории обмена Джорджа Романса, поведение человека в настоящий момент обусловлено тем, вознаграждались ли и как именно его действия в прошлом. Он вывел следующие принципы обмена:

  1. Чем чаще вознаграждается данный тип действий, тем вероятнее, что он будет повторяться. Если оно регулярно приводит к успеху, то мотивация к его повторению увеличивается. И наоборот, он снижается в случае неудачи.
  2. Если вознаграждение (успех) за определенный тип действий зависит от тех или иных условий, то высока вероятность, что человек будет стремиться к ним. Неважно, от чего вы получаете прибыль, – от того, что действуете легально и повышаете производительность труда или обходите закон и укрываете ее от налоговой инспекции, – но прибыль, как и любое другое вознаграждение, будет толкать вас к повторению удачного поведения.
  3. Если вознаграждение велико, человек готов преодолеть любые трудности ради его получения. Прибыль в 5% вряд ли стимулирует бизнесмена на подвиг, но ради 300%, отмечал в свое время К. Маркс, он готов совершить любые преступления.
  4. Когда потребности человека близки к насыщению, он все в меньшей и в меньшей степени прилагает усилия к их удовлетворению. А это значит, что если работодатель несколько месяцев подряд платит высокую зарплату, то у работника снижается мотивация увеличивать производительность.

Принципы Хоманса применимы к действиям одного человека и к взаимодействию нескольких людей, ведь каждый из них руководствуется в отношениях с другим одними и теми же соображениями.

В общем виде социальное взаимодействие – сложная система обменов, обусловленных способами уравновешивания вознаграждений и затрат. Если предполагаемые затраты выше ожидаемого вознаграждения, люди вряд ли начнут взаимодействовать, когда их к тому не принуждают. Теория обмена Хоманса объясняет социальное взаимодействие на основе свободного выбора.

В социальном обмене – так мы можем назвать социальное взаимодействие между вознаграждением и затратами нет прямо пропорциональной зависимости. Иначе говоря, если вознаграждение увеличить в 3 раза, то в ответ индивид не обязательно увеличит в 3 раза свои усилия. Часто так бывало, что рабочим увеличивали в 2 раза зарплату в надежде, что они увеличат во столько же производительность. Но реальной отдачи не было: они лишь делали вид, что стараются. По природе человек склонен экономить свои усилия и прибегать к этому в любой ситуации, иногда идя на обман.

3. Социальная структура общества.

Социальная структура – совокупность социальных (класс, трудовой коллектив, группа, слой), социально-демографических (молодежь, пенсионеры), профессионально-квалификационных, территориальных (тип поселения) и этнических общностей, связанных относительно устойчивыми взаимными отношениями между ними.

Наиболее значимыми причинами социальной дифференциации являются: сохраняющаяся необходимость закрепления социальных общностей за неодинаковым объемом полномочий по распоряжению общественной собственностью в ее разных формах и материально-вещественных проявлениях; необходимость закрепления групп работников за социально и экономически неравноценными видами труда и трудовыми позициями; сохраняющаяся неравномерность в уровнях развития разных регионов страны; обусловленная всем перечисленным неравная мера участия групп и слоев в производстве, распределении, обмене и потреблении материальных, социальных, культурных и духовных благ, неравная мера влияния на принятие решений, участия в реализации экономической и социальной власти.

Движущей силой модификации отношений между элементами социальной структуры является формирование и последующее разрешение противоречия между тенденцией к выравниванию социальных и экономических условий жизнедеятельности индивидов, принадлежащих к разным общностям, и тенденцией к сохранению социального и экономического неравенства, к возникновению новых оснований социальной дифференциации. Противоречие между тенденциями разрешается усилиями действующих в обществе групп и слоев, которые преследуют конкретные интересы и находят практические средства для их реализации. Социологические исследования предпринимаются с целью установить, возрастает ли – справедливо или несправедливо- социальное равенство в данных конкретных условиях и с учетом перспективных целей общественного развития, либо консервируется или даже углубляется – справедливо или несправедливо – социальное неравенство.

Эволюции относительно устойчивых элементов социальной структуры и от- ношений между ними сопутствуют интенсивные процессы формирования различных социальных новообразований. Последние возникают и в процессе удовлетворения некоторых общественных потребностей и интересов. Так, социальные и научно-технические нововведения становятся порой фактором дифференциации внутри групп и слоев: индивиды занимают неодинаковые позиции и либо препятствуют им, ориентируясь на неадекватно понятый общественный или гипертрофирован- ный коллективный интерес, либо им способствуют. На какое-то время, следовательно, в социальной структуре появляются социальные общности, сплоченные единством отношения индивидов к конкретному явлению. Общий интерес, схожие способы и средства удовлетворения отдельных потребностей и групп потребностей становятся почвой формирования объединений, разнообразных групп, клубов по интересам по месту работы, по месту жительства, коллективов производителей и коллективов потребителей. Подобные объединения позволяют индивидам полнее осознавать и эффективнее удовлетворять актуальные потребности, направлять коллективные усилия на улучшение условий воспроизводства жизни, модифицировать и развивать отношения между элементами социальной структуры.